Об экономике арт-ярмарок, или Может ли Kyiv Art Week расстегнуть ремни?


Федор Александрович, "Море тьмы" (2015)

Сложилось так, что главным культурным событием Украины в последние годы стал «Книжный Арсенал» – ежегодная литературная ярмарка-фестиваль. В спину ему ежемесячно дышит «Кураж Базар» – беспроигрышная комбинация fleamarket и streetfood, куда для пущего куражу запустили поиграть Элтона Джона. «Чистые» арт-события в Украине культовыми не стали: о художественных премиях открыто говорят, но закрыто вручают, а сумасшедшая по именам Киевская биеннале-2012, единожды выстрелив, не вписалась в интересы новой власти. На фоне экономических и военных потрясений, появление в 2016 году Kyiv Art Week с ярмаркой в качестве центрального звена было неожиданным и казалось опрометчивой частной инициативой культуртрегеров Людмилы, Евгения и Кати Березницких.

Однако, с 18 по 27 мая киевская неделя искусства состоялась в третий раз. С шестью странами-участницами ярмарки и Симоном де Пюри в качестве топ-гостя. Причем, не раздающего интервью в рамках прописанного контракта, а живо и активно присматривающегося к местному искусству. Для того, чтобы оценить трекшн и перспективы проекта, для начала вспомним основное, что мы знаем об арт-ярмарках.

Прообразом ярмарки искусства считается толкотня на мосту Риальто в Венеции, куда с 15 века европейские художники наведывались за привозимыми пигментами и заморскими покупателями, попутно продавая «светские» работы (не лишним напомнить, что искусство тогда преимущественно обслуживало католическую церковь.– ARTFINEX). Современному формату – с участием коммерческих галерей – начало положил Art Cologne в 1967 году. Этот шаг, впрочем, не был согласован с семьей Гуггенхайм, уже запустившую штатовскую руку в Европу и незримо контролировавшую Венецианскую биеннале. В результате с 1970 года Венеция прекращает продажу работ, переходя исключительно на выставочную модель – и через две недели из ниоткуда возникает Art Basel (по документам – без участия Гуггенхаймов. Верим.– ARTFINEX). Влияние ярмарки в Кельне продержалось еще пару десятилетий, но постепенно сошло на нет – сегодня к ней относятся, как родственники к прадедушке: с низким поклоном посещают на Рождество, но посматривают на стены, предвкушая неизбежное наследство.

К 2017 году количество ярмарок с международными участниками возросло до 260, в 2018 году таковых заявлено 350. Продажи на арт-ярмарках на 17% увеличились по сравнению с прошлым годом, а расходы галерей на участие параллельно выросли на 15% ($4,6 млрд.). При этом 40% цен, выставленных на продажу произведений искусства на ярмарках, в 2017 году составляли менее $5 тыс.

Галереи из Европы и Северной Америки по-прежнему составляют почти 80% всех участников ярмарок в 2017 году (доля американцев наивысшая, 18%). На всех крупных ярмарках впервые экспонировалось 56% экспонентов. Однако на восьми ведущих ярмарках это снизилось до 33%, что говорит о желании массивных ярмарок соответствовать желаниям своего покупателя. Едешь за Баскиа – получишь Баскиа.

Сегодняшняя тенденция, постепенно закрепляющаяся в головах галерей: арт-ярмарки – не столько для продажи, сколько для новых контактов. Те, кто это понимают – делают скидку на нераспроданные активы при большом наплыве коллекционеров: по статистике до конца сезона галерея продаст искусство клиентам, с которыми впервые познакомились на ярмарке, на сумму в два раза больше, чем в арендованном павильоне.

Важно понимать: до недавнего времени в сознании арт-рынка продавцов было трое: аукционный дом, галерея и дилер (галерист без привязки к пространству.– ARTFINEX). Сегодня акцент сместился на аукционные дома и ярмарки – только последние объединили в себе галереи и дилеров. Торговля искусством на первичном рынке – это охота. Коллекционер – в числе многих других соперников, и должен за минимальное время принять взвешенное решение. Максимальный адреналин достигается, когда ты в водовороте ярмарки, а не единственный посетитель галереи – пусть даже ради твоего прихода ее на время закрыли. Ты сидишь, пьешь кофе, слушая новости арт-рынка от галериста – и краем сознания понимаешь, что пусть двери заперты, но никто в них не стучится. И азарт покупателя улетучивается. То ли дело в условном Базеле!

Смотрим на цифры:

- 18% продаж галереи в 2017 году сделали на арт-ярмарках, но с учетом клиентов, с которыми на ярмарках познакомились – 52%!

- частные дилеры в 2017 году на арт-ярмарках оформили 46% своих продаж

И этот рост наблюдается в течение последних лет. В среднем дилеры за год посетили пять ярмарок.

А что же коллекционеры? Исследования говорят о том, что средний собиратель искусства посещает 8 ярмарок в году: пять основных (три «Базеля», Frieze и Armory Show. – ARTFINEX), две нишевых, типа «олдскульной» TEFAF или современно-африканской 1:54, и одну – emerging market – другими словами, развивающийся рынок или новое туристическое направление. Скажем, Art Stage Singapore или Art Bahrain Across Borders. Под последнее определение попадает и Украина.

Однако, как именно коллекционер делает свой выбор среди 350 ярмарок? Решающую роль здесь играет понятие Edutainment, или «образование в удовольствие». Любитель искусств выберет ту новую для себя страну, где на время визита (3-4 дня) его, помимо собственно покупки арта, окунут в культурную составляющую: традиции, этника, местная еда, мода, издания, театр, музыка. Именно поэтому многие ярмарки искусства сегодня обворачиваются в многослойные проекты, известные как Art Weeks. Как правило, инициатива исходит от коммерческого центрального звена – арт-ярмарки – а следом подтягиваются партнеры. Покупка искусства – это несколько часов, проведенных внутри павильонов, а коллекционер приезжает на несколько дней. Те, кто обеспечивают погружение коллекционеров в бесконечный Edutainment – подкрепляя его уровневыми галереями – обеспечивают лучший "сарафан" и возвращение гостя в следующем году. С друзьями.

---

Прошедшая киевская ярмарка Kyiv Art Fair так и поступила: завернулась в бренд Kyiv Art Week и в последние 10 дней провела третий ежегодный проект подряд. Что было хорошо, а что обязано стать лучше – мы постарались заметить, проведя несколько дней на мероприятиях проекта.

Что безусловно хорошо:

- Формат. Сегодняшние коллекционеры, как говорилось выше, приезжают на комплекс событий. Совмещение ярмарки с неделей искусств – единственно верный ход для новой дестинации, которой в сознании большинства иностранцев является Украина.

- Локация. Организаторами выбрано наиболее красивое место из возможных сочетаний: бизнес-центр напротив католического костела. Селфи почетных гостей на фоне шедевра Городецкого не дадут соврать.

- Поддержка города. Частичное финансирование недели искусства городской администрацией – большая удача и залог решения многих параллельных вопросов. Следует помнить: город всегда больше заинтересован в знаковом проекте, чем страна в целом, даже если проект этот отражается на имидже страны. Все, от согласования до расчетов, проходит быстрее.

- Фактор «третьего года». Большинство неуспешных ярмарок либо не рождаются, либо уходят с рынка после второго сезона. В первом галереи еще присматриваются, иногда рискуют. Во втором – едут по старой памяти, надеясь на качественные изменения. Если таковых не происходит – массово обваливают ярмарку. Kyiv Art Fair третий год перешагнул, расширилась география участников – не только украинских, но и международных. Как определить, находится ли ярмарка сейчас в группе риска? Очень просто: если все гуд –в четвертом сезоне на нее должны приехать китайцы.

- Баланс. Управление арт-ярмаркой – это баланс между качеством искусства в галереях и уровнем коллекционеров. Завышенные ожидания коллекционеров при низком уровне галерей приведут к тому, что они не только не вернутся, но и друзьям пожалуются. Привлечение топ-галерей, столкнувшихся с отсутствием топ-коллекционеров, приведет к аналогичным помоям, вылитым на вас в галерейной среде. Важно то, что единожды оступившись, доверие не вернуть – а ярмарку можно закрывать. Kyiv Art Fair пока хорошо держит этот баланс, из года в год плавно увеличивая нажим на галереи, привлекая международных участников (в этом году – из Польши, Дании, Германии, Литвы и Грузии. – ARTFINEX), одновременно привозя все больше уровневых коллекционеров. Да и внутри страны культура коллекционирования ощутимо растет.

- Менеджерская работа. Все на местах, все знают, что делать. Бич многих ярмарок – staff в курилке или кафе – упразднен напрочь. Максимальное браво!

Что хорошо с оговорками:

- Организация пространства до и после. Скульптуры, видимые с улицы, подушки для сидения (что важно – новые, не превращающиеся в секунду в подушки для лежания), ди-джей – словно западным ветром Document’ы повеяло. Однако, окруженная тремя стенами бизнес-центра, музыка имеет свои особенности. Как и человеческие уши. Пары с детьми избегали садиться поближе, а переговорный процесс за столиками кафе то и дело повышал громкость сделок.

- Логистика в пределах недели. Много параллельных событий: бранчи, приемы, отдельные выставки. То, что событие совпало с проведением финала Лиги Чемпионов, перекрытием магистралей и повышением цен на такси – не вина организаторов. Гостям приятно видеть, что куда бы они не переехали с места на место – организаторы уже там и готовы встречать. Но закрадывался вопрос: если они знают секрет – почему им не делятся? Заблаговременно снятый гостевой бусик снял бы все вопросы.

- Присутствие зарубежных коллекционеров на событии – важнейшая составляющая баланса арт-ярмарки. В большинстве случаев импортных любителей искусства, приученных к любви, нужно привозить – и это значительная часть бюджета. Но ведь был финал Лиги Чемпионов, и множество именитых гостей приехало по той линии – возможно, стоило бы организовать визит на ярмарку звезд футбола на пенсии, либо короля Испании?

- Сайт и социальные сети. Все свежо и красиво сделано, наполнено и работает. Чуть больше хотелось бы информации о прошлогодних ярмарках в истории и фотографиях – все-таки, упор на то, что сейчас третий edition, должен быть во всем. А там и отдельное приложение с навигацией между событиями появится.

- Много фотографов и камер. Это хорошо: о ярмарке помнят по эмоциям, вспоминают по фотографиям. Девиз масштабных ивентов первых лет жизни – «Вы то, что о вас остается в СМИ». В связи с этим вопрос: была ли привлечена зарубежная PR-компания и привезен пул журналистов? Зарубежный имидж формируется не только из улыбки (даже искренней) Симона де Пюри.

- Упомянутые «Книжный Арсенал» и «Кураж Базар» – потенциальные партнеры или нет? Какую синергию можно было бы создать, проведя все в одно время! Реклама в трех точках, перетекающие потоки… Элтон Джон, наконец. Кстати, Варшавский уик-энд искусства до сих пор потряхивает от большой организации в конце сентября – только сейчас они еще лишились половину гостей из-за сдвинувшихся сроков Viennaсontemporary. Что если убедить их сделать Art Week на две страны и общим пулом коллекционеров в конце мая? С Евро-2012 справились ведь.

Что может быть лучше:

- Отсутствие четкого брендирования: здесь Kyiv Art Week, а это Kyiv Art Fair. Тэгом для соцсетей на месте проведения ярмарки всплывала только неделя искусств. В СМИ особо не отразится – там все пишут на основе грамотных релизов. Но западные галеристы постоянно путали названия в разговорах. А киевляне толпой шли на «неделю». Мы понимаем так: добавится активностей в самой неделе – будет более четкое разведение по полкам.

- VIP-лаунж с окнами в пол не может находиться летом на солнечной стороне. Иначе его роль будут выполнять веранды близлежащих кафе. Это неплохо – например, если с кафе достигнута договоренность о скидках для гостей и разделе кассы. А если нет?

- Если коллекционер таки заходит в VIP-лаунж, он хочет немного отдохнуть от внимания галеристов. А если в лаунже встречает галеристов с таким же доступом – коллекционер сбежит раньше, чем ощутит прелести солнечной стороны. На "базелях" закон: к коллекционеру в лаунжах не приставать. Чем мы хуже?

- Если ярмарка представлена на двух этажах, а архитекторы упустили этот момент при проектировании бизнес-центра 10 лет назад – упростите навигацию до невозможного. Арт-шрифты легко спутать с предметами искусства, нужны большие знаки «в лоб»: вам оттуда, а вам туда. Помните, что в Париже дорожные знаки ничем не отличаются от рабочих городков Эльзаса. Иначе люди побродят только по одному этажу – в зависимости от того, через какой каждый вошел – и составят два разных впечатления о двух разных ярмарках.

- Разместить лекторий рядом с отдельным входом – решение правильное: то, что не пользуется массовым интересом, нужно промоутировать за счет случайной аудитории. Но оставить это вход закрытым – свести все усилия на «нет». Да, люди увидят лекторий через стекло – но пока дойдут до него через основной вход – встретят сотню знакомых, разговорятся или заблудятся.

- Да, галереи привезли лучшие свои работы. Но это не биеннале с объявлением победителя среди павильонов, это ярмарка. Задача галерей – продать, а не смотреть по сторонам, чтобы не выглядеть хуже. Может, имеет смысл создать кураторский комитет с отбором работ, заточенных под продажу? Галереи поблагодарят, но позже. Потому что половина того, что было представлено, продать можно только музею Whitney в Лос-Анжелес. А его пригласили?

---

Тем не менее, для обзора галерей мы ввели условные номинации, которые сейчас раздадим. Помимо информационной, они призваны принести практическую пользу будущим участникам ярмарок:

«Яркость – сестра таланта»: Abramovych.art, представившую традиционный набор пятизвездочных авторов ярких мастей. Если бы Рома Минин не бегал по Токио в костюме самурая, а остался в Киеве – было бы не только ярко, но и интерактивно. А так Игорю Абрамовичу, отвечавшему сразу за два павильона приходилось в прямом смысле одновременно сидеть на двух стульях.

«Если что – я на месте»: Karas Gallery, в которой все время находился ее владелец. А еще были установлены диванчики для дельных разговоров об искусстве. Работало!

«Новый конь борозды не портит»: Триптих АРТ c персональной выставка Анатолия Криволапа и презентация новой работы из самой дорогой аукционной серии: теперь конь не затерялся в дождливой ночи, а стоит в пастельной степи. Плюс – вышедший альбом художника авторства Олеси Авраменко, замечательно написанный и напечатанный.

«Йонзык до Киева доведет»: варшавская галерея Leto, рискнувшая расширить географию ярмарок на Восток – и не прогадавшая: ни в плане эмоций галериста, ни в финансовом one.

«Пост-маркетинг»: галерея АРТСВIТ, чьи сотрудники грамотно предвосхитили ситуацию, обильно пролайкав страницу автора данной статьи по окончанию ярмарки. Оформление самого павильона также было одним из лучших: имена художников были написаны ярко и отчетливо.

«Артподготовка»: Zenko Gallery подошли к ярмарке рациональнее остальных – во-первых, заказав у Руслана Трембы работы специального (читаем: продаваемого.– ARTFINEX) формата, во-вторых – имели в составе предметы на любой вкус и кошелек, от сувенирного мерчандайзинга до небольших серийных работ. Плюс убедительно объясняли, в чем ценность авторов и преимущество покупателя. Маленькое замечание: когда при наличии трех красивых девушек за стойкой с посетителями общается лишь одна – возникает вопрос, чем заняться остальным? Даже если единственная активная девушка – владелец галереи.

«Гринуэй наших дней»: Invogue#Art, выпустившая к ярмарке серию относительно недорогих работ под брендом «Контракт рисовальщика» – ведущие украинские художники были ограничены бумагой и форматом А4, но без ограничений творческих. Гринуэевский сюр продолжился присутствием на стенде собаки владелицы – дружелюбной и ласковой (в следующий раз просим автора писать понятнее, кого касаются эпитеты. – ARTFINEX). Deutsche Bank, собирающий работы на бумаге по всему миру, где ты?

«Нас не догонят»: Voloshyn Gallery, в продолжение пятилетнего турне по западным арт-ярмаркам, выставились в Киеве с позиции международного опыта – в частности одна из инсталляций была видна с противоположного края ярмарки, нависая над остальными павильонами. Плюс – каталоги, хороший английский сотрудников, оплата через приложение на месте. Догоняем?

«Рынок кроется в деталях»: Scherbenko Gallery и Sergey Makhno Gallery не ограничились павильонами на ярмарке, а сделали приватные ресепшены в родных стенах. Красиво, стильно, минималистично.

«Параллельная реальность»: куратор и критик Константин Дорошенко совместно с литовской стороной представил проект «Ужупис: ответственность за свободу». Помимо свежих и интересных авторов из Украины и Литвы, само название несет невероятно своевременный подтекст: Украина как раз начала задумываться о свободе, которую она выбрала. А литовскому пубицисту Томасу Чепайтису, взвалившему бремя министра иностранных дел арт-республики Ужупис, порекомендуем войти в дипломатические отношения с коллегами – в частности, основателем и президентом Peach Blossom Land, китайским художником Мэй Лэ.

«Я и остальные»: работа Богдана Томашевского на стыке скульптуры и картины убрала всех на задний план в Mironova Gallery. Довелось услышать мнение коллекционера: «вот куплю я это – а что с остальной коллекцией делать? Придется все менять». Не купил, не поменял. В опасные игры играешь, Богдан. Талант нужно сдерживать. Спроси у галеристов как.

«VR спасет мир»: команда скульпторов под руководством Катерины Рай и Алексея Золотарева создала проект выставки, уместившийся в очки виртуальной реальности. Прогулка стенами White Cube с работами восьми украинских авторов оставила противоречивые чувства: с одной стороны, в нынешних реалиях это почти единственная возможность создать и презентовать, с другой – чтобы реальный White Cube распахнул международные двери, нужно много работать. Рынку в первую очередь, авторы давно на уровне.

Если кого-то незаслуженно обошли вниманием – пусть это будет поводом к росту, а не деструктивной обиде.

А организаторам Kyiv Art Week пожелаем удачи и терпения. Да, третий год позади – но даже в самолетах после набора высоты рекомендуют держать ремни застегнутыми.


 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Facebook B&W
  • Twitter B&W
  • Instagram B&W
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ПОИСК ПО ТЭГАМ:
Тегов пока нет.

© 2016-2018 ARTFINEX