The Art Market 2018: дилеры возвращаются!


Релиз The Art Market 2018 под брендом Art Basel & UBS состоялся. В январском материале мы упоминали, что с нынешнего года каждая из аналитических компаний возьмет на себя определенную нишу – а статус «главного и единственного» отчета будет принадлежать Art Basel и его партнерскому банку. Команда Клэр МакЭндрю не стала менять алгоритмы расчета (которыми успешно пользовалась, еще работая на TEFAF. – ARTFINEX) и заодно пересчитала объемы рынка искусства, начиная с 1990 года. Именно эти официальные цифры лягут в новые учебники, презентации и головы. Словом, никакой либеральной финансовой оппозиции.

Главное отличие нынешнего отчета от прошлогоднего – в него вернулись дилеры, как единица рынка. Годом ранее Клэр мастерски удалось обойти упоминание частных продавцов, соединив их с галереями в сочетание gallery sales. При составлении этого отчета самому влиятельному арт-экономисту как-бы намекнули: без дилеров – никуда. Либо урок не прошел даром, и сообщество арт-дилеров согласились на условия Art Basel. Какие, спросите вы? «Побольше коллекционеров от вас, поменьше бесплатных перелетов и отелей от нас».

Но цифры интересуют нас больше подковерных игр, верно?

ОБЩЕЕ

• Объем продаж на мировом арт-рынке в 2017 году составил $63,7 млрд., на 12% превысив результат 2016 года.

• Количество торговых сделок возросло, но более сдержано – на 8% больше, чем в минувшем году.

• Cовокупные продажи приватного рынка (галереи и дилеры. – ARTFINEX) составляли бóльшую долю рынка – 53% в денежном исчислении. Продажи на публичном рынке – аукционных торгах – заняли 47% (рост на 4% с 2016 года).

• Три крупнейших рынка США, Китая и Великобритании приняли на себя 83% от общего объема мировых продаж в денежном исчислении.

• США были крупнейшим международным рынком, на долю которого по обороту пришлось 42% продаж. Китай занял второе место (21%), Великобритания – третий по величине рынок (20%).

• Продажи на крупнейших арт-рынках также выросли по-отдельности: в США на 16% ($26,6 млрд.), в Китае на 14% ($13,2 млрд.), и в Великобритании на 8% ($12,9 млрд.).

(рост на 4% с 2016 года).

Краткий итог: соотношение приватного и публичного рынков выравнивается – в прошлом году было 57% на 43%, сегодня – 53% на 47%. Про себя помним, что посчитать приватный рынок невозможно априори: он вычисляется путем опроса 6500 персоналий с применением мультипликатора. Плюс отвечает не более 20% респондентов. Вполне вероятно, приватный рынок даже больше в денежном исчислении, чем нам показывают. Но его удержали, одновременно дав понять дилерам, что влияние аукционов увеличивается.

США с 42% подтвердили свою позицию крупнейшего центра продаж произведений искусства – прежде всего благодаря приватным продажам. Рост китайского арт-рынка обусловлен доминирующим рынком аукционных торгов (аферистичных дилеров там варят в кипятке, потому их и меньше. – ARTFINEX). Продажи в ЕС с 2009 года выросли на 22% – однако, без учета Великобритании, снизились бы на 2%.

Самая интересная цифра – $63,7 млрд., общий объем рынка – третий показатель в истории. Что характерно – оба предыдущих рекорда были установлены «на пике» – $65,9 млрд. в 2007-м и $68,2 млрд. в 2014-м. – после нескольких лет уверенного роста. А мы только выходим из кризиса, у нас лишь первый год роста. Ждем абсолютного рекорда по итогам 2019 года?

ГАЛЕРЕИ / ДИЛЕРЫ

• Частные продажи (в оригинале уже стоит dealer sales. Как говорится, почувствуйте разницу. – ARTFINEX) в 2017 году составили приблизительно $33,7 млрд., что на 4% больше, чем в предыдущем году.

• Дилеры с годовым оборотом ниже $500 тыс. сократили продажи в среднем на 4%. Позапрошлый год дилеры завершили ровно с такими же показателями.

• Для дилеров высокого полета с оборотом более $50 млн. продажи выросли на 10%, что в два раза меньше меньше аналогичных темпов 2016 года.

• Согласно опросу, тремя крупнейшими проблемами, стоящими перед арт-дилерами в 2018 году, являются: поиск новых покупателей, спрос на искусство у покупателей текущих и участие в ярмарках.

• Доля дилерских сделок суммой более $250 тыс. составила 7% в количественном выражении, но 48% в денежном.

• Процент, удерживаемый дилерами за совершение сделки, разнится от <20% (22% сделок) до >70% (5% сделок, включая Ива Бувье). Самой распространенной (30% количества продаж) оказалась ставка 40%-50%.

30% продаж дилеров в 2017 году были соврешены для новых клиентов. Это на 4% больше, чем в прошлом году.

• Количество закрытых галерей в последние 10 лет было неоднородным: достигнув уровня эпидемии в 2009 году, в последующие годы цифра падала. При этом число новых галерей, созданных в 2017 году, на 87% меньше, чем в 2007 году. Среднее количество лет в бизнесе для галерей составило 24 года.

• В 2007 году соотношение открытых и закрытых галерей составило 5:1, в 2017-м – 0,9:1. Другими словами, рождаемость у галеристов отрицательная: закрытий больше, чем открытий.

• Сотрудничая с музеями и другими учреждениями в рекламных акциях и выставках в 2017 году, галереи финансировали бóльшую часть расходов (информация для нашего рынка бесполезная: у нас галерею в музей просто не пускают. – ARTFINEX).

Краткий итог: даже внутри приватного рынка идет территориальная борьба. На фоне экономической турбулентности арт-дилер, как "галерист без галереи", но с клиентской базой, на данном этапе выигрывает у галереи, как "дилера с шоу-румом". Поскольку содержание галереи – суть эксплуатационные расходы + обязательства по продвижению художников, а комиссии галереи и дилеров существенно не разнятся – у последних прибыль выше. И нервов уходит меньше.

Но это до поры до времени, пока не найдется тот, кто убедит коллекционеров в преимуществах торговли напрямую в прозрачной среде.

АУКЦИОНЫ

• Продажи на публичных торгах изобразительного искусства и антиквариата в 2017 году достигли $28,5 млрд., что на 27% больше, чем в прошлом году.

• США и Китай доминировали в аукционных продажах с общей долей в 68% (США с 35% продаж, 33% в Китае и 16% в Великобритании).

• С 2007 по 2017 год почти все сегменты до $1 млн. снизились в показателях оборота, тогда как рынок blue chips – более $1 млн. – вырос. Наибольший рост был в сегменте high end: оборот предметов искусства стоимостью более $10 млн. увеличился на 148% за десять лет, и на 125% по отношению к 2016 году!

• Частные продажи аукционных домов снизились на 35% до $612 млн. У Christie’s этот показатель составляет 9% (против 17% в 2016 году). Количество новых покупателей (клиентов, в итоге купивших предмет искусства после правильного ухаживания с миллионами потраченных денег. – ARTFINEX) на Christie’s в 2017 году составило 31% всех покупателей.

• Несмотря на рост цен на рынке, количество сделок с предметами искусства снизилось на 3%.

• Произведения, проданные за более чем $1 млн., составили 64% по стоимости в 2017 году, самый высокий уровень за три года – несмотря на то, что на них приходится только 1% транзакций.

• Большая часть продаж (64%) приходится на 1% художников аукционного (в сумме 520 художников).

Краткий итог: пропасть между blue chips и малогабаритными художниками растет. Вымывается "средний класс" картин. Покупателю сегодня интересен либо наивысший сегмент (престиж), либо нижний (интерьер). Ровно то же, впрочем, мы видим и в глобальном социально-экономическом секторе. А вот снижение частных продаж аукционными домами – тревожный для них звоночек: задуманные в качестве альтернативы "приватному рынку", при наработанном доверии клиентов, частные продажи перестают работать. Возможно, дело в том, что арт-дилеры лучше подстраиваются под клиента (в частности, сопровождая того на ярмарках, основном канале сбыта. – ARTFINEX). Ждем повышения мобильности от аукционных домов.

СЕКТОРЫ ИСКУССТВА

• Post War & Contemporary art были крупнейшим сектором в 2017 году, на который приходится 46% всех продаж в денежном исчислении. Следом расположилось искусство модернизма – 27%.

• Оборот всех секторов изобразительного искусства за прошедший год вырос. Post War & Contemporary Art увеличился на 12% (до $6,2 млрд.), а объем продаж живых художников вырос на 19% (до 2,6 млрд.)

• Продажи в европейском секторе Old Masters выросли на 64% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года до $977 млн. ​Однако этот рост был связан с продажей картины Леонардо да Винчи за $450 млн. на Christie's в США, без которых продажи упали бы на 11%.

• С 2007 года совокупная доля Modern Art и Post War & Contemporary Art в большинстве сезонов составляла более 70%, достигнув 73% в 2017 году.

• Доля рынка Post War & Contemporary достигла своего максимума в 2016 году на 52%, но упала до 46% в 2017 году.

• В Великобритании и Китае средняя стоимость произведений живых художников Post War & Contemporary была больше, чем умерших.

• Рынок работ живых художников достиг $2,6 млрд. в 2017 году, что на 19% больше по сравнению с прошлым годом. Это более значительный рост, чем сектор Post War & Contemporary целиком.

• В 2017 году работы, созданные за последние 20 лет, составили 14% оборота продаж Post War & Contemporary art.

Краткий итог: если вы еще сомневаетесь – перечитайте цифры: "Спаситель Мира" спас лишь сегмент Old Masters (да, и то, продавшись в вечер современного искусства. – ARTFINEX), но практически не повлиял на общий оборот рынка. В остальном виден четкий вектор коллекционеров в сторону покупки живых художников. Во-первых, они маркетингово-активны – а значит, могут прогнозируемо повысить капитализацию при жизни – во-вторых, они гарантированно вырастут в цене после смерти. Интересно, будет ли в истории случай, когда смерть известного художника беда некоторое время замалчиваться, пока фигуранты рынка не совершал все намеченные сделки? Точнее, насколько скоро такое случится.

ВЫСТАВКИ / ЯРМАРКИ

• Галереи были основными выставочными площадками в 2017 году. На их долю пришлось 55% всех международных выставок.

• География выставок гораздо более разбросана по миру, чем география продаж на арт-рынке. Доля выставок в США составляла 21%, за ней следуют Германия (12%) и Франция (10%).

• В период между 2007 и 2017 годами, несмотря на рост и зональное расширение рынка, количество выставок увеличилось всего на 4%.

• Продажи на арт-ярмарках в 2017 году приблизились к $15,5 млрд., что на 17% больше по сравнению с прошлым годом. При этом расходы галерей на участие в ярмарках выросли на 15% и составили $4,6 млрд.

• В 2017 году было более 260 крупных ярмарок с международными участниками. Всего за последние десять лет количество ярмарок возросло на 50.

• На всех крупных ярмарках впервые экспонировалось 56% галерей. Однако на восьми ведущих ярмарках это снизилось до 33%, что свидетельствует о более высоких показателях удержания на этих событиях.

• Хотя программы на многих ярмарках стремились к региональной диверсификации, галереи из Европы и Северной Америки по-прежнему составляли почти 80% всех участников ярмарок в 2017 году.

• Американские галереи составляют самую большую национальную группу экспонентов на ярмарках искусств с долей 18%.

40% цен, выставленных на продажу произведений искусства на ярмарках, составляли менее $5 тыс.

• В дополнение к продажам, совершенным на ярмарке, до конца сезона галереи в среднем делают продажи на сумму в два раза больше – продавая искусство клиентам, с которыми впервые познакомились на ярмарке.

• Дилеры в 2017 году сделали 46% своих продаж на арт-ярмарках, что на 5% больше, чем в 2016 году.

• В среднем дилеры посетили пять ярмарок в 2017 году, то же количество, что и в 2016 году.

•Дилеры с годовым оборотом $1-50 млн. имели самый сильный рост продаж. Дилеры, которые продавали искусства менее чем на $1 млн. в год, в некоторых случаях имели отрицательные результаты. Продажи дилеров, которые составляли менее $250 тыс., существенно снизились.

Краткий итог: Нашим художникам не понять западную логику: выставок меньше – продаж больше. Они привыкли к отечественной формуле: выставок много – продаж нет. То, что Art Basel объединил в отчете выставки с ярмарками, смущать не должно: тем самым наглядно показано преимущество ярмарок над галереями – основными выставочными площадками. В то время, как на самих ярмарках погоду делают именно дилеры – привозя состоятельных клиентов. Дилеры премиум-сегмента зарабатывают больше как минимум потому, что выехать на ярмарку для коллекционера уже существенная расходная статья – стало быть, для внутреннего баланса и удовлетворения ему нужно купить что-то очень дорогое.

ОНЛАЙН-ПРОДАЖИ

• По оценке Art Basel & UBS (не лишним будет напомнить, что вскоре нас ожидает большой «нишевый» отчет по онлайн-продажам искусства от Hiscox / ArtTactic. – ARTFINEX) глобальный рынок онлайн продаж искусства и антиквариата в 2017 году достиг нового рекорда – $5,4 млрд., на 10% больше по сравнению с прошлым годом. Онлайн-сектор составляет 8% оборота всего рынка искусства.

• Рынок онлайн-продаж за последние пять лет значительно увеличился (на 72%), а его доля в общем объеме продаж на рынке искусства также выросла с 5% в 2013 году.

• Онлайн-продажи были ключевым методом поиска новых покупателей: дилеры сообщили, что 45% их онлайн-покупателей в 2017 году посетили их платформы впервые. 41% из тех, кто покупал искусство онлайн в аукционных домах второго уровня, были новыми покупателями; в домах верхнего уровня они составляли в среднем более 40%.

• Большинство традиционных оффлайновых дилеров и аукционных домов, опрошенных в 2017 году, признали онлайн-канал в качестве ключевой области собственного развития в течение следующих пяти лет.

• Продажи через онлайн искусства, выставленного традиционными оффлайновыми дилерами и аукционными домами, составляла бóльшую часть оборота по стоимости (в первую очередь, за счет привлечения собственной базы покупателей из оффлайн-среды. – ARTFINEX).

Краткий итог: успехами продаж искусства в виртуальной среде упиваться не стоит: достаточно взглянуть на параллельную статистику. С 2014 года онлайн-продажи предметов искусства и антиквариата выросли на 23%, тогда как глобальная онлайн-розничная торговля – более чем на 70%. Тем не менее, нужно отдать Интернету должное: это практически единственный сектор, который стабильно рос все кризисные годы (наравне с современным африканским искусством. – ARTFINEX). Сегодняшние игроки связывают с Интернетом большую надежду не столько в качестве рынка сбыта, сколько прилива новой крови коллекционеров для оффлайн-рынка. Блокчейн услышал и уже в пути.

МИР РОСКОШИ

• Опрос HNWIs (людей с высоким уровнем собственного капитала. – ARTFINEX) из числа клиентов UBS в США показал, что 35% активно интересуются искусством и рынком коллекционирования.

• Наиболее распространенный ценовой диапазон для покупок составил менее $5 тыс. (79% респондентов), а 93% сообщили, что они чаще всего покупают по цене менее $50 тыс. Только 1% респондентов купили по цене свыше $1 млн.

• Наиболее часто используемым каналом для покупок были субъекты приватного рынка – галерея или дилер – при этом для покупки искусства их использовали 66% респондентов.

11% респондентов использовали кредиты или займы для покупки произведений искусства в свои коллекции.

• Только 32% коллекционеров считали, что ожидаемая финансовая отдача от их инвестиций важна – правда, для тех, чьи активы составляли более $5 млн., этот показатель был выше (47%). Большинство опрошенных коллекционеров (86%) сообщили, что они никогда не продавали произведение из своей коллекции.

• Продажи HNWI-коллекционерам доминировали на полях арт-дилеров (не галерей! – ARTFINEX) и аукционных домов, на долю которых приходилось 66% и 64% соответственно.

• –35% опрошенных HNWI в США активно участвовали в арт-рынке в последние два года. –84% работ, приобретенных за последние два года, были произведениями живых художников.

Краткий итог: В 2017 году количество миллионеров во всем мире достигло исторического максимума в 36,1 млн. человек, увеличившись на 7% ежегодно. Среднее состояние "миллионера" выросло на 10% и составило чуть менее $129 млн. Это мы к чему говорим? К тому, что самая распространенная категория среди их покупок – все равно ниже $5 тыс. Другое дело, что 1% миллионеров делает 98% рынка – именно на них направлены усилия арт-дилеров и аукционных домов. А вот успех дилеров перед галереями в работе с клиентами банков объяснить очень просто. Кто обычно проводит мастер-классы по арт-банкингу? Правильно, арт-дилеры. Галереи лишь вешают в банках свой нераспроданный актив, надеясь на продажи. Что имеем в итоге? Преимущество толково объясняющих живых людей перед безмолвно висящими предметами искусства. Галереям на заметку.

ЭКОНОМИКА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ

• В 2017 году на мировом рынке искусства, антиквариата и предметов коллекционирования насчитывалось 310 685 предприятий, в том числе 296 540 галерей и 14 145 аукционных домов.

• На рынке искусства непосредственно работало примерно 3 млн. человек, и этот показатель стабилен с 2016 года.

• Продавцы искусства в сумме потратили $19,6 млрд. на услуги посредников, непосредственно связанных с их предприятиями (ярмарки, логистика, аналитика, маркетинг и PR, экспертизы и издержки менеджмента коллекций. – ARTFINEX), дополнительно обеспечив еще 363 655 рабочих мест.

• Наибольшая статья расходов была понесена галереями, связана с арт-ярмарками, что составляло 23% от общей суммы в $4,6 млрд. Это на 15% больше по сравнению с 2016-м годом. Вторая по величине область расходов – на рекламу и маркетинг, которая составила $2,8 миллиарда долларов (поскольку эта сумма обычно вычитается галереей из гонорара художников, мы относимся к ней осторожно. И художников призываем. – ARTFINEX)

• Несмотря на волатильность продаж в годовом исчислении, занятость на рынке оставалась относительно стабильной.

• Поскольку продажи и покупка стали более глобальными за последние десять лет, рынок теперь более защищен от затяжного падения.

• Единственный способ, которым современный рынок может поддерживать больше предприятий – это увеличение числа покупателей.

Краткий итог: рынком сопутствующего труда мир искусства перенасыщен. И этот пузырь страшнее, чем навязываемый арт-рынку имидж искусственно раздуваемых цен. Кстати, вопрос в студию: почему ни один отчет не присовокупляют издержки арт-компаний и коллекционеров к общему обороту рынка? Глядишь, выглядел бы солиднее.

Нашлось в отчете Art Basel / UBS место и блокчейну. Основные преимущества технологии видят в его потенциальной способности сделать прозрачнее аутентификацию и происхождение работ. 56% опрошенных онлайн-компаний считают, что блокчейн повлияет на рынок искусства (а почему не опросили оффлайн-компании? У них перейти на блокчейн возможностей куда больше. В первую очередь финансовых. – ARTFINEX). По мнению Клэр МакЭндрю, "в то время, как блокчейн может снизить вероятность мошенничества в некоторых секторах, анонимность транзакций криптовалюты одновременно может создать черный рынок сомнительных транзакций, которые могут ухудшить репутацию онлайн-рынка и снизить привлечение новых покупателей".

Три слова "может" на одно предложение, заметили? Одним словом, боится рынок блокчейна. Боится, но пристально следит, когда с его помощью можно будет серьезно заработать.

Общие итоги, выделенные нами:

1. У нас появился единый отчет: в отличие от прошлых лет, когда TEFAF, Deloitte Art & Finance и ArtPrice публиковали разные цифры – сейчас цифры будут одни. И не важно, насколько они корректные: главное – наверху договорились.

2. Цифры показывают, что рынок выходит из двухгодичного кризиса, сходу застолбив третий результат в истории. При этом, сопутствовавший глобальный экономический кризис был менее очевиден, чем в 2008 и 2012 годах – а рынок искусства просел существенно. И это настораживает: в ближайшие годы вероятность гибридных худосочных кризисов очень велика.

3. Арт-дилеры вновь фигурируют наиболее влиятельной единицей рынка искусства. Погрозив им пальцем в прошлом отчете, Art Basel сегодня назвал вещи своими именами. Но существенно поджав их позиции растущим влиянием аукционных домов. «Будьте как дома, но не забывайте, что в гостях».

4. Арт-ярмарки – наиболее мощный инструмент продажи, и одновременно самая затратная часть галерей. Слышать это от Art Basel было бы делом очевидным, но оптимизм крупнейшей мировой ярмарки подкреплен серьезными ценовыми аргументами.

5. Пропасть между неизвестными художниками и blue chips увеличивается все больше. Выстригается «средний класс» предметов искусства, обязуя художников и представляющие их галереи либо к повышению ставок (и расходов), либо к снижению оборотов.

6. HNWI-коллекционеры в своей массе стали больше обращать внимание на инвестиционную составляющую при покупке искусства. В начале 2010-х с инвест-прицелом приобреталось не более 15% всех работ, сегодня – 32%. Сделаем поправку на ветер и округлим до 25%, что тоже неплохо.

7. Настоящая бомба замедленного действия – в избыточном количестве и раздутом штате арт-компаний. Закрывающиеся галереи более-менее на виду, а сколько невидимых посредников лишится работы без выходного пособия – остается только гадать. Несомненным остается только их настроение: будучи убранными с рынка, они станут его ненавидеть.

8. Введение новых технологий – блокчейна и криптовалютных операций – уважают лишь потому, что не знают, чего от них ожидать. Но очень, очень хотят быть рядом, когда 500-миллиардному поток укрито-активов населения откроют законодательный шлюз.

Уверены, что по мотивам отчета Art Basel & UBS будет написана не одна статья, обыгрывающая название книги «Арт-рынок расправил крылья». В то время, как ничего особенного в расправлении крыльев рынком искусства нет: подобно птице, он летит, поочередно то складывая крылья, то раскладывая их. В этом и заключается динамика его полета с набором высоты.

Орнитологи не дадут соврать: в статичном положении крыльев птица либо парит, либо камнем падает вниз.


 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Facebook B&W
  • Twitter B&W
  • Instagram B&W
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ПОИСК ПО ТЭГАМ:
Тегов пока нет.

© 2016-2018 ARTFINEX