"Спаситель Рынка", или Global Art Market Outlook 2018


В мире ежегодных отчетов по рынку искусства продолжается чехарда аналитиков. Два года назад Клэр МакЭндрю сменила TEFAF на Art Basel, подключив к работе UBS для слива финансового инсайда в среде коллекционеров. Недолго горевав, TEFAF нашел замену в лице команды Университета Маастрихта — которая, применив «новый системный метод», выдала настолько дикие цифры, что по итогам полугодия их убрали от официального рынка подальше. В 2018 году заниматься аналитикой для TEFAF будет Андерс Петтерсон, создатель ArtTactic, последние годы работавший над отчетами Deloitte Art & Finance. С небольшой оговоркой: отныне TEFAF будет публиковать не один большой отчет, а несколько нишевых.

«Зачем же столько имен и названий в первом абзаце?» — спросил бы нас редактор, имей мы редактора. «Чтобы показать, что игроки не поменялись, но к началу года красиво структурировались, каждый отвечая за свою область» — ответили бы мы. Таким образом, нас ждет лишь один полный отчет по обороту рынка искусства — Art Basel UBS Market Report — запланированный на март. Это и хорошо, и объяснимо: рынок восстанавливается, и вместо отвлекающих внимание споров, чей отчет ближе к правде, пришло время сконцентрировать внимание коллекционеров на покупках. Один рынок, одни цифры, один взгляд из разных углов: красота! Долговечная ли?

Тем временем ArtTactic опубликовал затравку для нового сезона — Art Market Outlook 2018 — с цифрами аукционных торгов 2017 года по трем основным домам с западной пропиской: Sotheby’s, Christie’s, Phillips и нескольким региональным лидерам. В отчете также присутствуют ожидания инсайдеров рынка, причем не 5 тыс. респондентов (как у TEFAF, Art Basel, а также самого ArtTactic год назад), а всего лишь 129 — зато топовых инсайдеров. Лично нам мнения 129 определяющих рынок людей кажутся более весомыми, нежели рассуждения нескольких тысяч предполагающих. Однако, к цифрам:

В 2017 году общие продажи аукционов Christie's, Sotheby's и Phillips составили $11,21 млрд., что на 25% больше, чем в 2016 году. Рост оборота был особенно заметен в последнем квартале 2017 года, что привело к увеличению продаж в трех аукционных домах на $4,91 млрд. (+35% к четвертому кварталу 2016 года). Продажи послевоенного и современного искусства составляли 29,3% от общего объема аукционных продаж. Импрессионизм и модернизм взяли долю рынка 21,5% и увеличились в денежном эквиваленте на 64,5%. Также одной из самых «быстрорастущих» категорий аукционных продаж в 2017 году стали китайские и азиатские аукционы, которые собрали $1,74 млрд. (против $ 1,46 млрд. в 2016 году), что на 21% больше. В 2017 году доля китайских и азиатских аукционов составляла 15,5%.

Лидерство в «топ тройке» взял Christie’s: $5,89 млрд. (+34,2%). Sotheby’s пришел вторым: $4,69 млрд. (+15%). Замыкает «тройку в тройке» Phillips с $624 млн. (+27,7%). Два нововведения в отчет: замысловатый график перекрестных кривых с индикаторами спроса на искусство и экономической стабильности и прогнозы по ценовым сегментам 2018 года. Начнем с первого: ArtTactic проанализировал рост мировой экономики (читаем: покупательной способности) и собственно приобретений на первичном (галерейном) и вторичном (аукционном) рынках в ретроспективе с 2005 года. Итог в одном предложении: в 2008-м рухнули все трое, в 2012-м мировая экономика просела, а арт-продажи задержали падение — а сегодня аукционный рынок опережает экономический подъем. При этом оба растут. А вот первичные продажи через галереи и дилеров плавно снижаются (Клэр МакЭндрю год назад пошла еще дальше, «забыв» упомянуть дилеров, как класс, в отчете. А где упоминала — называла «прочими деятелями рынка». Совсем как один состоявшийся кандидат в президенты не называет по имени другого, несостоявшегося. — ARTFINEX). Что до ценовых сегментов, интересна тенденция: год назад снижение активности коллекционеров предполагали в диапазоне ниже $50 тыс., сегодня «неугодный» сегмент — $100-$500 тыс., а blue chips и нижний emerging снова в лидерах. Исходя из прогнозов-2017 — в целом сбылось; смотрим с интересом дальше.

Теперь по странам:

США

Итог: +72,4%

Нужно знать: аукционные дома спровоцировали рост рынка увеличением торгов под гарантию продаж (по нижнему эстимейту): с $518 млн. в 2016 до $856 млн. в 2017 году (увеличение на 65%, в среднем 57% крупных сделок). Как ни бились в истерике противники Трампа, рост американской экономики (+2,3%) спрятать не удалось. А изменения в Налоговом кодексе США на поверку оказались приемлемыми: теперь законодательство даже провоцирует больше покупать искусство, чем продавать его. Но у официального арт-рынка есть одно безотказное решение: приписать эти победы демократам.

Важно помнить: если бы ни «Спаситель Мира», цифры по США были бы несколько другими.

Прогноз: оптимистичный

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

Итог: +32,9%

Нужно знать: им пугали и продолжают пугать — а он все не наступит. BREXIT уже уронил национальный рынок в 2016 году, едва не вполовину снизив объемы торгов. Увеличение на 32,9% — не что иное, как восстановление: аукционный оборот уже выше, чем в 2012-м, но не дотягивает до сезонов 2014-2015. Но въедливых аналитиков настораживает замедление роста фунта стерлингов: с +2% до +1,8% за последний год. Нам бы их проблемы.

Важно помнить: при мировом лидерстве Christie’s, главный по аукционному обороту в Лондоне — Sotheby’s (доля 46%). Ок.

Прогноз: сдержанный

ЕВРОПА

Итог: +22,6%

Нужно знать: говоря о европейском аукционном рынке, мы видим перед собой Париж, Милан и Амстердам. Не Берлин: это город нескольких Интернет-аукционов и чрезмерного количества кураторов на душу населения. Тем временем Париж лидирует с 68,3% объема всех европейских продаж, заставляя вспомнить конец XIX века. Экономический рост Еврозоны в 2017 году превысил аналогичный в США (+2,5%), что дает хорошую предпосылку для активизации коллекционеров.

Важно помнить: Париж потерял статус мирового центра арт-рынка не из-за проделок США, а поскольку в 1939-1940 туда массово эмигрировали художники, галеристы и коллекционеры. С коллекциями, что важно (остальное украдено, либо в Эрмитаже — ARTFINEX).

Прогноз: сдержанный

ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА

Итог: -3,4%

Нужно знать: худший результат арт-продаж с 2006 года для региона. И дело не в одной мексиканской «Стене Трампа»: Бразилия только выбирается из кризиса, Венесуэлу обложили санкциями. В 2017 году Phillips даже приостановил отдельные торги искусства стран Латинской Америки, включив наиболее выигрышные работы в «вечерние современные». Экономисты предрекают континенту рост +1,9% — но после серьезного падения это незначительная цифра.

Важно помнить: сегодня хед-офисы большинства латиноамериканских корпораций находятся в Майами, их ведущие художники проживают в Лос-Анжелесе, а местные топ-коллекционеры — в Нью-Йорке.

Прогноз: сдержанный

КИТАЙ

Итог: -1,3%

Нужно знать: внутренний аукционный рынок Китая плавно снижается, начиная с 2013 года. Но еще 10 лет назад рынка, как такового, не было. При этом 67,7% всех продаж держат два национальных игрока — Poly и China Guardian. Экономика достаточно стабильна: 6,6% роста в 2017 году, в возможность западных санкций из-за долговых обязательств и загрязнения окружающей среды испугают кого угодно, только не Поднебесную. Что ожидать в такой ситуации — непредсказуемо, но аналитики делают ставку на рост. Это ведь Китай, а там умеют удивлять.

Важно помнить: мажоритарным акционером Sotheby’s является китайская страховая компания TAKIANG (13,5%). Не пересчитать ли нам все заново?

Прогноз: оптимистичный

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ

Итог: -8,9%

Нужно знать: прогноз двухлетней давности не оправдался: рынок стран Юго-Восточной Азии снизился в объемах после 6 лет стабильного роста. Эксперты связывают падение с общей ситуацией в мировой экономике и на мировом рынке искусства, в частности. Asian Development Bank предрекает региональный рост на уровне 5% в следующие годы, что должно позитивно отразиться и на покупательной способности коллекционеров. Тем временем условное лидерство держит арт Индонезии (40,4%, упало), Филиппин (26,9%, выросло) и Вьетнама (20,3%, выросло).

Важно помнить: до 90% всего искусства региона продается у северного соседа, в Гонконге.

Прогноз: сдержанный

ЮЖНАЯ АЗИЯ

(к чему излишняя толерантность? Индия и немного Пакистана. — ARTFINEX)

Итог: +2,4%

Нужно знать: в то время, как основные потребители индийского искусства за рубежом — лондонские индусы — умерили пыл в отношении покупок (-20% объема продаж), на родине шахмат начался патриотический бум. Главная причина — проведенная в стране антикоррупционная демонетизация (не гуглите, нам это не грозит. — ARTFINEX). Местные покупают местных — причем, не современное искусство, а модернизм и индийский вариант Old Masters. Если власти правильно выстроили шахматную партию, то Индию ожидает +7,5% экономического роста в год в обозримом будущем.

Важно помнить: даже в глубоком кризисе индийские галереи традиционно оптимистичны и во всех опросниках верят, что их обороты в новом году увеличатся. Нам бы поучиться!

Прогноз: сдержанный

БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Итог: 0%

Нужно знать: по подсчетам World Bank, экономика региона снизила темпы роста с 5% (2016) до 1,8% (2017). Добавим сюда нефтяную турбулентность, раскол отношений с Катаром, коррупционный скандал с правильным исходом в Саудовской Аравии и проигрыш на выборах поддерживаемой арабскими деньгами Хиллари. Что видим в результате? Рынок совершенно не изменился. Разве что стали покупать больше своего-современного. Молодцы, что сказать.

Важно помнить: доминирующее искусство региона — иранского происхождения (почти 50% рынка), третий по объемам продаж аукционный дом — после Christie’s и Sotheby’s — Teheran Auctions. Их решительно догоняют Египетское и Иракское искусство. Остальные в основном тратят.

Прогноз: сдержанный

АФРИКА

Итог: +84,6%

Нужно знать: не важно, национально-ориентированным (Китай) или торгово-ориентированным (Латинская Америка) был проект по популяризации современного африканского искусства: он удается в полной мере. Да, $8 млн. в год — смешная цифра, но она (1) есть, она (2) обращает на себя внимание и (3) искусство покупают западные коллекционеры, а не эмигранты или выездные туристы. А всего-то: открыли тематические галереи БЕЗ заигрывания с Западом и разбавлением этнического арта западными художниками, организовали специализированную ярмарку в Лондоне и Нью-Йорке, и убедили Bonham’s (говорят, он за ними и стоит, потому убеждать не пришлось. — ARTFINEX) сделать 2 африканских дня в году, а Sotheby’s — провести один, но «сотбисовский». Экономический рост региона также стабильно растет (+3,6% в 2017 году), и не только в территориальных водах Сомали.

Важно помнить: Christie’s пока не в игре. То ли еще будет.

Прогноз: положительный

РОССИЯ

Итог: +154,2%

Нужно знать: в 2017 году оборот русского искусства на основных площадках за рубежом составил $51 млн., немного не добрав до «взлетного режима» 2012 года ($53 млн.) и вдвое превысив показатели прошлого сезона ($20 млн.). Олигархи приняли новые условия ввода-вывода средств, средний класс определился с тем, уезжает он или остается — словом, все успокоились и переключились на искусство. Но, поскольку покупательная способность коллекционеров в России в последний раз была связана с экономикой при Столыпине, никаких текущих цифр приводить не будем.

Важно помнить: слова одного известного, но неназванного функционера российского рынка: «С отъездом около-творческой интеллигенции у нас удивительным образом подтянулся рынок искусства. Неужели это его сдерживало?»

Прогноз: тем не менее, сдержанный

Еще раз напомним: это предварительные цифры по трем основным аукционам и основным торгам Impressionist & Modern и Post War & Contemporary. В марте может оказаться, что рынок в целом вырос или уменьшился от заявленных +25%. На то он и март. Но возникает хитрый вопрос: если нам хотят показать, что арт-рынок вырос, а вклад арт-дилеров в общее дело снизился — за счет кого «натянут» цифры свыше $56 млрд. (2016 год)? У нас пока не сходится. Ждем.

Доведется услышать и тех, кто осведомленно заявит, дескать «Спаситель Мира» выступил «спасителем рынка», без которого тот бы не ожил и не показал достойных цифр. Скажем так: картина, атрибутированная кисти Леонардо да Винчи, действительно повлияла на: (1) показатели продаж на рынке США, (2) укрепление позиций Christie’s на олигопольном аукционном рынке, (3) сегменте Old Masters, который благодаря ему эпизодически расцвел, (4) обострение конспирологических теорий (зачастую не лишенных логики и практического смысла) и (5) настроение коллекционеров, собравшихся с духом в преддверии 2018 года. В остальном — ни к общему обороту арт-рынка, ни к реанимации продаж в первой половине 2017 года и бóльшей части второй, ни к взлету и падению курса биткоина — рекордная ноябрьская сделка не имеет никакого отношения. Это не пир во время чумы, это приятный звоночек на общем фоне ожидаемо растущего рынка.


 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Facebook B&W
  • Twitter B&W
  • Instagram B&W
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ПОИСК ПО ТЭГАМ:
Тегов пока нет.

© 2016-2018 ARTFINEX