Art Reports: с чем их едят? Часть первая


Мир выдохнул. TEFAF и Клэр МакЭндрю, вслед за ArtPrice, опубликовали годовой отчет по арт-рынку 2015 года; теперь его растаскивают на цифро-цитаты и активно обсуждают. До следующего, контрольного выстрела – больше месяца: 21 апреля Deloitte Art Finance представит отчет ArtTactic, в котором будет больше позитива, за счет "успокаивающих" интервью и прогнозов, а также "несколько другие" цифры. Почему во всех отчетах они разнятся, ведь рынок-то один? И как правильно читать источники? Давайте разберемся.

Прежде всего: давайте будем образованными, не путаясь в терминологии. Если в источнике написано "объем продаж снизился на 7%" – журналиста, скорее всего, обяжут написать "рынок упал на 7%". Второй журналист, не успевший перепечатать первым, употребит фразу "рынок обвалился", обеспечив больше перепостов и заглотанного валидола. Третий, посмотрев на это, скажет "цены на искусство упали на 7%", считая профессиональный долг выполненным. Для полноты картины четвертое издание сделает вывод "искусство стало покупать не выгодно". И, когда в итоге объемы продаж снизятся еще больше – в этом будет виноват рынок, но никак не невежественная истерия, спровоцировавшая отток покупателей.

Промежуточное замечание: фразы "объем продаж снизился" и "цены упали" не имеют прямой зависимости. В 2015 году, к примеру, было рекордное количество топ-продаж искусства Модернизма в истории (622 рыботы свыше $1 млн.). Да, зачастую снижение покупательной способности ведет к нервному срыву коллекционеров, и они начинают продавать искусство по меньшим ценам (в основном, в приватном секторе; аукционы планку эстимейта удерживают, но что делать, когда владелец согласен на меньшую резервную цену?). Но уж точно неравнозначны фразы "цены упали" и "искусство стало невыгодно покупать". Покупать-то как раз выгодно, временно невыгодно его продавать.

Майклу Мозесу, создателю самого цитируемого арт-индекса, регулярно приходят письма от разъяренных начинающих коллекционеров, которые считают, что если средняя внутренняя норма доходности от предметов искусства составила 12,6% за последние 50 лет, то их отдельный предмет в отдельно взятом году был обязан продаться с таким же показателем. Психология потребления такова, что мы искренне верим в положительные цифры и прогнозы – если являемся потребителем, и так же радостно аплодируем негативным итогам – когда сидим без денег и завидуем. Сегодня никто не обращает внимание, что в 2015 году произошли три самых дорогих продажи искусства в истории: две в публичном секторе и одна в приватном. Никто не смотрит на перераспределение в покупательских предпочтениях, анализируя, в какой сегмент рынка перешли коллекционеры, ранее скупавшие blue chips. И совсем мало людей вспоминают о Китайском Юане, спровоцировавшей отток покупателей обвалом на фондовом рынке.

А что произошло на самом деле? И как читать финансовую арт-аналитику, если она такая разная? Попробуем объединить два ответа в один.

Итак, согласно TEFAF Art Market Report 2016, оборот на рынке искусства снизился на 7% – с $68,2 млрд. до $63,8 млрд. Наибольший урон красивой картинке нанесли китайский внутренний рынок (упав на 23% до $11,8 млрд.) и британский (следует читать: лондонские продажи Sotheby’s и Christie’s; упав на 9% до $13,5 млрд.). При этом американский рынок вырос на 4% (43% рынка, или $27,3 млрд.), вернув себе пальму первенства в соперничестве с Китаем в последние сезоны. Онлайн-продажи при этом сохранили 7%-е увеличение из года в год, принеся $4,7 млрд.

Вопрос, что случилось бы, если бы китайский и британский (в основном, "подвели" покупатели с Ближнего и Дальнего Востока) рынки не снизились, а для начала замерли бы на отметках 2014 года? Не пересчитывайте, было бы $68,6 млрд., небольшое увеличение в сравнении с прошлым сезоном. А если бы рынки выросли? Правильно, еще больший разрыв.

Интереснее другое: при снижении оборота рынка на 7% количество проданных лотов уменьшилось всего на 2%! Громкие продажи сезона-2015 отвлекли многих от перераспределения покупательского интереса к сегментам рынка, а это очень показательно. Иными словами: куда незаметно перешел современный коллекционер? TEFAF дает такие цифры: покупки свыше $1 млн. составили 0,1% лотов (но в сумме принесли 28% оборота), от $50 тыс. и ниже – 90% лотов (12% оборота). А если быть точнее?

Для этого возьмем отчет ArtPrice, сравнив показатели 2013 и 2015 годов (за этот период количество миллионеров в мире также уменьшилось на 3%). ArtPrice детально проработал ценовые сегменты продаж, и вот что получилось:

в категории от $50 до $100 тыс.:

- 2013: 2% продаж

- 2015: 1% продаж

в категории от $20 до $50 тыс.:

- 2013: 6% продаж

- 2015: 5% продаж

в категории от $5 до $20 тыс.:

- 2013: 5% продаж

- 2015: 15% продаж

в категории от $1 до $5 тыс.:

- 2013: 19% продаж

- 2015: 25% продаж

Другими словами, коллекционеры обратились в нижний ценовой сегмент: к тем, кто привык приобретать интерьерную живопись, добавились искатели нового Баскиа, Рауха и Твомбли. Уже не секрет, что прогрессирующие художники, особенно из стран с развивающимися рынками, способны показать взрывную капитализацию. Искать их будут по косвенным показателям так называемого "гедонического индекса": участию в арт-ярмарках, активной выставочной деятельности, смене прописки "Кейптаун-Лос-Анжелес", контрактам с фарм-галереями крупных сетей и так далее. А дальше… дальше можно либо крупно выиграть, либо получить качественную интерьерную живопись.

Впрочем, почему только живопись? Смотрим, как распределялись предпочтения по направлениям в 2015 году. Сначала по рынку в целом:

- Живопись – 42%

- Графика – 29%

- Тиражная продукция – 18%

- Скульптура – 6%

- Фотография – 4%

- New Media – 1%

Прощайте, подсвеченные картинки? Не совсем. Теперь посмотрим на сегмент продаж "от $1 тыс. до $10 тыс." (наиболее продаваемое искусство). Здесь лидирует именно New Media, далее в порядке убывания – фотография, скульптура, живопись, графика и тиражная продукция. У всех примерно по 18%, лишь графика и принты отстают. Молодые авторы, дочитав до этих строк сделают вывод: если их устраивает нижний ценовой диапазон – они делают, что хотят; мечтают перейти в blue chips – уходят в живопись.

В качестве краткого итога: современный мировой арт-рынок состоит из десятков отдельных региональных рынков, каждый из которых может влиять на общекомандный зачет и впечатление около-культурных масс. Появление китайских байеров на время скрыло от глаз перераспределение сил, когда класс "новых денег" с зачатками инвесторов начал коллекционирование с нижнего ценового сегмента; а когда Китай изрядно тряхнуло – заставил переживать особо впечатлительных любителей искусства в чужих руках. Интересно будет не в ближайшие пару сезонов – а лет через десять, когда сработают / не оправдаются ставки на молодых авторов, и blue chips потеснят новые имена. Судя по количеству приобретений сегодня – их будет изрядное количество. Хватило бы денег.

В продолжении данного материала мы рассмотрим четыре основных аналитических источника – Deloitte Art Finance Report, The Art Market от ArtPrice, TEFAF Art Market Report и Skate’s Annual Report – и постараемся научиться видеть в них главное и понимать отличия в цифрах тех и других. До скорого!


 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Facebook B&W
  • Twitter B&W
  • Instagram B&W
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ПОИСК ПО ТЭГАМ:
Тегов пока нет.

© 2016-2018 ARTFINEX